ДЛИННАЯ ЛЕТОПИСЬ СБОРОВ 2005 ГОДА. ШХЕЛЬДА. | Клуб "Альпика" | Альпинизм, туризм и скалолазание в г. Йошкар-Ола | Экстремальный спорт в Марий Эл

О клубе

Альпика - это не не только спортивный клуб, а гораздо большее: настоящая Школа жизни, где каждый "учащийся" познаёт себя и учится... учится быть Человеком с Большой буквы..

Горы звали нас…. Уже с июня начинало казаться, что туман в утреннем городе напоминает тот, что клубится в ущельях, в которые еще не пришло солнце…

Собирались многие, уехали не все. Отъезд был назначен на 22 июля – позже, чем обычно. Одиннадцать человек и семейство Турловых на машине – таков оказался состав альпинистских сборов клуба Альпика в 2005 году.

В Москве, как всегда, закупали снаряжение, покупали обратные билеты. На перроне Курского вокзала грузились в поезд Нальчик-Москва – в это время года под завязку набитый туристами и альпинистами. Ехали, ехали…приехали. Утренний Нальчик встретил нас южным солнышком и совершенно неожиданным Икарусом вместо заказанной ранее Газели. Но с попутчиками проблем не возникло. Продукты закупали в Тырныаузе, где цены оказались точно такими же, как и дома (хотя, признаюсь, мы надеялись сэкономить на сухофруктах и овощах). Еще минут 40 езды – и мы в лагере «Шхельда», а точнее, в «Эдельвейсе» — так сейчас называется та часть лагеря, в которой в основном живут альпинисты. Другая часть отдана под детский спортивный лагерь.

Лагерь находится в ущелье реки Адыл-Су, красивейшем районе Приэльбрусья. Рядом – еще несколько альплагерей – Эльбрус, Джантуган, Адыл Су, а в соседнем ущелье – лагерь Уллу-Тау.

Разместили нас в недостроенном баре с отдельной кухней за вполне божескую плату – 50 руб. в день. Поначалу было сложно привыкнуть к жесткой «половой жизни» — коврик на голом полу, но когда начались восхождения, качество сна резко улучшилосьJ.

В первый день, после знакомства с директором лагеря – Магометом Жамаловичем Темиркуевым – и разбора вещей, мы спустились вниз, в поселок Эльбрус, «разведали» состояние магазинов. Возле кафешки «Сакля», примечательной рекламным плакатом, изображающим джигита с телефоном «Siemens» на фоне гор, Сова купил классную белую папаху. А еще там продавали шапки и носки, связанные руками местных мастериц – белые и пушистые, как облака. Кстати, в Приэльбрусье почти повсеместно есть мобильная связь, и вместо раций группы в настоящее время используют телефоны. Очень удобно.

После обеда подъехали Турловы. Инструктора, которыми нас обещали обеспечить, были на выходе, и на следующий день старшие разрядники (Коля Трушков, Саша Астахов и Дима Турлов) вывели значков, новичков и третьеразрядников на скальные занятия.

Небо с утра хмурилось, потом пошел дождь. Неприятно, конечно, носиться с веревками по мокрой траве, но что поделаешь. Зато не жарко! Но через пару часов солнце все-таки выглянуло, и склон, просыхая, стал источать ароматы горных трав. К этому времени занятия почти закончились, мы напились «чаю с перекусом» и двинулись вниз. В лагере пообедали, а потом пришел Дима Турлов, (они жили отдельно, в номере) и предложил сбегать на поляну нарзанов…километров 7 по дороге вверх по Баксанскому ущелью. Нарзаны, мол, там из земли бьют…ну и так далее. Все с радостью согласились.

Не то чтобы это был трудный переход,…но когда ожидаешь семи километров, а их оказывается 12, становится как-то скучновато. Но все-таки мы дошли до этой поляны, попили нарзанчику, поели хичинов (это такие местные лепешки с картошкой и сыром) и шашлыков и двинулись в обратный путь.

Ходить в темноте по незнакомой дороге, да еще когда рядом проезжают на дикой скорости джигиты – удовольствие сомнительное. Но шли мы быстро, и в лагерь явились к 11 часам вечера, решив считать выход на поляну нарзанов акклиматизационным.

На следующий день мы всей толпой вышли на ледовые занятия на ледник Кашкаташ. От нашего лагеря примерно 2 часа ходу – сначала вверх по ущелью до лагеря «Джантуган», на котором висит устрашающая табличка про то, что лагерь принадлежит МГТУ им. Баумана и посторонним туда вход запрещен, потом через поляну кошей – красивое место, сосновый лес на берегу реки – наверх на правый склон ущелья. В тот день занятия проводились особенно массово – кроме нас там было еще человек 30 бауманцев.

Лед – это очень красиво. Голубые пещеры — родины ручейков, бриллиантовый блеск ледовых скатов…. Лед – это опасно. Вытаивающие камни, трещины…впрочем, это лишь лирическое отступление.

Занятия проводили отдельно со значками, новичками, и третьеразрядниками, вспоминали хорошо забытое старое, узнавали новые приемы. Попытка Юльки Перминовой произвести самозадержание окончилась в клочки разодранными ветрозащитными штанами. Третьеразрядники сосредоточенно долбили лед турловским айсбайлем. Пару раз в облаках на севере показался двуглавый Эльбрус. 

После занятий передохнули, сделали выводы о состоянии снаряжения и спустились вниз, оставив в Джантугане веревки и кошки – чтобы не нести их снизу на завтрашний выход.

Вечером мы – новички и значки – знакомились с инструктором Владимиром Николаевичем Кушнаревым. Для третьеразрядников инструктора не хватило, и они собирались ходить спортивной группой со старшими разрядниками. Выход был намечен на «послеобеда», до Зеленой гостиницы (так назывались наши стоянки) три часа ходу.

Остаток вечера и утро прошли в сборах, у новичков добавился еще один день – по плану мы должны были сделать три горы с Зеленой гостиницы, – разрядники собирались сходить две горы.

Дорога до стоянок была неспешной и очень красивой. При таком темпе успеваешь заметить каждый цветок, каждое необычное дерево, и удивляешься открывающемуся с каждого поворота виду.

На стоянки мы дочапали за 4 часа, миновав погранпост. Гостиница оказалась действительно зеленой – стоянки на ровном месте под скалами  горном разнотравье. Прямо, если смотреть вверх – ледник Джанкуат, а над ним цепь гор. На некоторые из них нам предстояло взойти. Развернешься вниз по ущелью — и глаза встречают моренный гребень. Если не знать, ни за что не догадаешься, что за ним, в каменной чаше, скрывается ледниковое озеро с зеленоватой и очень холодной водой. В нем самом не искупаешься, но одна из лужиц, отделенных от основной воды, в качестве купальни нас вполне устроила. После перехода по жаре окунуться было очень приятно.

Утром новички с инструктором вышли на гору Гумачи 1Б категории сложности, а разрядники ушли открываться 2Б – ВИАтау.

Забыла сказать, что Зеленая гостиница – это очень, даже очень-очень низкие стоянки, всего 2600 м. Поэтому подходы под горы там очень длинные. Утром, похлебав овсянки, мы по снежнику поднялись на перевал Гумачи, полюбовавшись по дороге Эльбрусом в лучах восходящего солнца. На Гумачи все маршруты 1Б категории сложности, мы выбрали снежный маршрут, так как снежных занятий у нас не проводилось, и можно было параллельно отработать движение по снегу и страховку. На перевале встретили минчан, которые по-доброму посмеялись над нашей важностью (одевались, железом обвешивались). Вообще, стоящие на перевале палатки выглядели достаточно необычно, но на наш вопрос «А вы что, тут живете?» дяденьки отвечали «А почему все одно и то же спрашивают?». Вообще там красиво и как-то очень спокойно – журчит ручей и прыгает приветливая птичка.

Потом, одев кошки и связавшись, лезли вверх по снежному склону. Перед самой вершиной был красивый снежный гребешок, и по нему протоптана тропинка – до нас сегодня уже прошла одна группа, кажется, из ущелья Адыр Су (из лагеря Уллу-Тау). На вершине встретили сборную русско-немецкую команду, поднявшуюся через перевал ложный Гумачи, по скальной 1Б. Вообще, говорят, нам повезло – вид открывался обалденный. Джантуганское плато, Джайлык, Адыл Су, Эльбрус, а на юге – Сванетия, сверху даже было видно селение Местия. Повезло потому, что по одной из версий Гумачи означает «Гора, покрытая полотном» и хорошая погода, а следовательно, и возможность осмотреться, выпадает редко.

Вниз мы с Рустиком (мы были в одной связке) поехали на задницах, страхуя друг друга через ледоруб. Совсем без страховки все-таки страшновато (мало ли что там за перегибом). Вадим спустился глиссером, Галка с Юлькой и инструктором на пятках. Спустившись с перевала по осыпным полочкам на снег, глиссернули вниз, обходя небольшие трещины.   

Разрядники уже вернулись, и встретили нас построением. Костик ходил преисполненный гордости за руководство, но остальные высказались в том плане что «все было классно, но страхуются старшие разрядники чуть меньше, чем хотелось бы». Можно оспорить этот абзац
Отдыхали, опять купались, фоткались. Юлька наша сказала, что больше в горы не полезет, и назавтра мы вышли вчетвером плюс инструктор на ВИАтау 2А, а разрядники впятером – Саша Лебедев и Умка остались в лагере – на 3А на красавец Джантуган.

 

Подход на ВИАтау шел сначала по морене, а потом по осыпному склону с разными красивыми камнями. Пару часов мы поднимались до перевала Койавганауш (в переводе это значит перевал, на который взошли овцы), потом в качестве скальных занятий слазили на Койавган (до вершины не дошли метров 150, инструктор сказал, что хватит с нас). На маршруте 1Б были осыпные сильно разрушенные скалы и…горные козлы. Спустились на перевал и пошли по гребню ВИАтау. Вадька забил два крюка, я шла последней, один выбила, а второй выбила и…упустила вниз. Лезли мы довольно долго, инструктор на нас поглядывал неодобрительно, а особенно не одобряли нас чуваки, которые сидели на вершине, и спуск у них был по пути нашего подъема. В общем, они просидели на солнышке часа 1,5, а потом пошли в свой Уллу-Тау, мрачно обойдя нас, свалившихся на вершине.

Вид с ВИАтау никакой – то ли вершина низкая, то ли расположена так… Покурили и вниз пошли, по 1Б, осыпной гребень.

На этот раз вернулись раньше разрядников, они пришли через час, довольные восхождением, попили чаю и свалили вниз. А мы подумали…и решили, что погода хорошая, настроение и состояние у нас – тоже, и посему надо проигнорировать запланированный на завтра день отдыха и идти на снежную Трапецию 2А. Настроение, кстати, и вправду было очень хорошее — вечером палатка почему-то зашлась в диком хохоте (благо инструктор ночевал отдельно, в хижине). Мы долго не могли остановиться, и опасались лишь, что перепугаем немцев, которые назавтра выходили на Гумачи для прохождения акклиматизации перед Эльбрусом.

На этот раз отрабатывали взаимодействие связок. Вот там я поняла, что лучший состав отделения – 4 человека. Наконец-то представилась возможность походить именно так.

 Гора представляет собой снежный склон, разорванный внизу двумя бергшрундами, довольно крутой. Рубишь ступеньки и идешь вверх, где-то 4,5 веревки. Вид с Трапеции открывается на все ущелье Адыл Су, видно было наш лагерь далеко внизу, немцев, ползущих цепочкой по снежнику на ложный Гумачи.  А сама Трапеция снизу похожа на лежащего слоника. Спуск был по пути подьема, и чтобы не ломать ступени, спускались лицом к склону. Тоже довольно долго. Потом глиссировали вниз по снегу в кармане морены, на стоянке поели, собрались и спустились в «Шхельду».

Нужно сказать, что в ущелье процветает торговля, и на повороте дороги между лагерями «Эльбрус» и «Шхельда» стоит несколько ларьков-шашлычных. Там быстро идущие обычно поджидали отстающих за пивом и хичинами. Очень приятно после долгого перехода, но слегка неспортивно.

Душ, кстати, в Шхельде стоит 20 рублей. Вернее, он того не стоит, но не будем о грустном. Помыться после выхода по любому надо.

На следующий день мы поняли, что не зря поторопились с Трапецией. Погода испортилась, но первый день лежать и отдыхать было еще неплохо. Стирались (на кухне в ведре), кое-как сушились, обсуждали планы. Третьеразрядники маялись отсутствием инструктора. Ходили в «Саклю» и в Эльбрус за продуктами.

Дождь зарядил на три дня, и даже если прекращался, то в ущелье висел влажный туман, не дающий нормально дышать. Младшие разрядники нашли себе руководителя на 3А – пик Гермогенова, некоего Анатолия Гениуша из Украины. Старшие собирались сходить 2Б Курмычи и 4А МНР с перевала ВЦСПС, а нам предстояли две 2Б оттуда же. В один из дождливых дней, когда выход уже отменили, а чем заняться, еще не придумали, Гениуш предложил сбегать до стоянки «Турьи озера» — это в сторону ледника Кашкаташ и выше. Их группа заодно собиралась сделать заброску, так как на их ночевки – Рыжие скалы – это по пути. Но дойдя до а/л Джантуган, почти все вымокли до нитки, и большинство вернулись назад, только четверо дошли до озер, оказавшихся ручейками, к которым приходят пить туры.

В дни отдыха развлекались, чем могли. Оркестр из гитары, губной гармошки и связки ледобуров был прикольным, а матч с москалями в домбайский бокс нас очень взбодрил, несмотря на проигрыш – все-таки на их стороне был длительный опыт таких побоищ.

Старшие разрядники в один из дней проигнорировали непогоду и вышли на подход. А мы и третьеразрядники ждали еще день, и все же часть подхода нас поливал дождь.

Подъем на перевал ВЦСПС идет по крутому травянистому склону. Несколько взлетов, весь путь (включая переход до а/л Джантуган) занял у нас 4,5 часа. Виды открываются по ходу движения просто обалденные. Я отставала и часто останавливалась, пока не разгрузили (почему-то было очень тяжело в этот раз), и поэтому имела возможность оценить их по достоинству.

Наверху «загорали» старшие разрядники, сделавшие гору – ледовые Курмычи, на которые нам предстояло идти завтра. Вместе с нами на перевал, вернее, на теплые ночевки перед перевалом, поднялась собака, живущая внизу возле «Сакли». Наверное, тоже захотела стать альпинисткой.

Ночевки находятся на высоте 3500 метров, хорошо видно с них горы напротив – Чегет-Кару, Бжедух, пик Вольной Испании, пик Гермогенова, на который завтра предстояло идти младшим разрядникам.

Утро выдалось пасмурным. Мы, не торопясь, взошли на перевал (высота 3800, оттуда было видно нашу вершину, ее высота 4015, рукой подать!) и спустились вниз к началу маршрута. Напротив, на другой стороне ущелья, высились скальные зубцы МНРов, к которым подходили аж три группы. Потом мы погрузились в работу – движение по льду взаимодействием связок, где-то 8 веревок. Лед местами был крутой, двигались на передних зубьях кошек. Кстати, гора встретила нас камнепадом с левой стороны ледника, и мимо нас тоже посвистывали мелкие камушки, но мы двигались по центру, и реальной опасности не было. С МНРов были слышны разговоры работающих групп, очень хорошо слышали мы Астахова, подающего команды на маршруте, но видеть не могли – набежал туман и шел мокрый снег. На леднике внизу лаяла наша собака. Наверху, около предвершинного жандарма, когда двигались уже по снегу, видимость была около 20 метров. Перелезли через жандарм прямо в кошках (по мокрым скалам) и по снежному гребню взошли на вершину. Перекурить как следует инструктор нам не позволил, наверное, и не надо было – все равно ничего не видно, хотя знающие люди говорят, что в ясную погоду вид там очень хороший. Спускались по гребню 1Б, сначала с веревкой, потом плюнули, развязались – был риск зацепить и сбросить камни. Перед перевалом дождь прекратился, сели, съели карманный перекус и повалились вниз на стоянки.

Уже почти спустившись (впереди шел Вадим, за ним – я, остальные далеко позади), поняли, что что-то не так. Вышедшая навстречу Юлька (она оставалась на стоянке) сказала, что час назад звонил Саша Лебедев, сказал, что у Умки перелом (связь была плохая, перелом чего – разобрать не удалось) и просил Колю прийти на Рыжие скалы. Связи с Сашей после этого не было, лишь еще через час мы выяснили, что у Ирины сломан мизинец. И хотя это тоже больно и неприятно, мы дружно выдохнули – ничего серьезного. Подняли на ноги спасотряд в Шхельде, дождались старших разрядников, которые наскоро перекусили и поспешили вниз, а сами сели решать «насчет завтра». Решили почти единогласно – настроения ни у кого не было идти завтра на гору, чувствовалась усталость, хотелось оставить силы на Эльбрус, третий разряд был закрыт,…собрались и пошли вниз. Собака спускалась с нами. Спуск с перевала был не менее трудным, чем подъем, колени болели зверски. Я в полной мере оценила то, что поднимались мы по пасмурной погоде – иначе бы просто изжарились за 4 часа. Сейчас солнце припекало, но успело сжечь только лица.

Внизу, в шашлычке, когда допивали пиво, подъехала спасательская «буханка», а в ней сидела бледная Умка в одной варежке, но живая и сознательная, только очень тихая, и Сашка. Их отвезли в больницу в Тырныауз.

Чуть позже вернулись разрядники – старшие и младшие. Уставшие, кое-как помылись, и – спать, спать.

Следующий день мы готовились к Эльбрусу. Подготовка была чисто моральной – снаряжения мы не брали практически никакого, только теплые вещи, еду и бивачное, но зато все дружно готовились блевать и ожидали боления головы. Владимир Николаевич, оформляя нам альпинистские книжки, заметил, что мы на Эльбрус «плохо торопимся», и что с понедельника (8 августа, на этот день было намечено восхождение), погода обещает испортиться.

7 августа после обеда мы спустились до «Сакли», договорились с газелистом о подвозе до Азау, простояли 1,5 часа в очереди на подъемник — и вот высота 4200, чуть выше «Приюта 11» на скальном гребешке стоят наши палатки. Горы вокруг видно очень хорошо, и они кажутся такими маленькими… Шхельда, Ушба, Донгуз-Орун, Накра – сложные и красивые, но величественнее всех – Эльбрус за спиной, на снеговую шапку которого нам предстоит забраться завтра.

Вечер был ветреным и красивым, розовым.  После ужина все засобирались спать, выход предстоял ранний – в 3 утра. Наше отделение мирно улеглось, за исключением Вадьки, который ходил вокруг палатки, вздыхал, курил, а потом сказал «Эх, как много вы пропускаете!». Я не выдержала, вылезла на ветер из спальника и успела сфотографировать серпик луны и первые звезды над склоном.

Ночь никак не кончалась. Ветер хлопал палаткой, меняя направление, а я лежала и думала «Порвет – не порвет палатку? А если порвет, то унесет нас или нет?» (кстати, не порвало только мою «Илеть», «Сиерра» и «Salewa» наутро оказались с дырками). Видимо все остальные думали так же, поэтому, когда прозвенел будильник, и я объявила, что уже утро, Вадим пробурчал «Наконец-то!». 

Овсянки, сэры – и наверх! В небе потрясающие звезды, на горе, темной громаде – тоже звездочки, отблески налобных фонариков восходителей, коих набралось на тот момент человек 50, если не больше. Между небом и горой – ветер, жуткий, валящий с ног и бросающий в лицо снежную крупу. Казалось, мы шли медленно, но почему-то обгоняли некоторых на тропе. Ветер раздувал рассвет, который, казалось, становится ярче с каждым его порывом. Над Грузией висели кучевые облака, громоздящиеся причудливыми клубками. Все это было красиво до одури, но вынуть руку из варежки, чтобы нажать спуск фотоаппарата – смерти подобно, остановиться – тоже. Четыре часа ходу…перемычка. Вот это задница! Пахнет серой (Эльбрус – это потухший вулкан), а ветер здесь еще злее, чем на склоне.

 

Народ блюет потихоньку, у Вадима унесло «крутую» перчатку. Коля (спасибо ему от всей души!) распинывает нас, ругая разными словами. Мы встаем и двигаемся дальше. Становится вроде лучше, на какое-то мгновение попадаем в солнечную полосу, надеваем очки и слегка согреваемся. Когда останавливаемся перекурить на камнях, я сразу засыпаю, да и остальные близки к этому – то ли ночь бессонная, то ли кислородное голодание. Проходим траверсом над перемычкой…почему-то вершины не видно, поля снега вокруг. Облака нанесло, погода испортилась, но ветер стих. Встреченный чувак сообщает, что до вершины еще минут 20. Бредем в тумане по вешкам, я почему-то оказываюсь впереди, сзади Сова кричит, что девушкам не положено первым восходить на Эльбрус. Они идут сзади в тумане, как три богатыря после страшной пьянки, поддерживая друг друга – Костик, Рустик и Сова. Еще два шага…Сова меня обогнал,…кричит, что он Царь горы…гыгы…ну и фиг с ним…вершина. 9.00 утра. 6 часов рубилова. На вершине сидит дяденька, говорит, что мы сегодня пятые и что он тут давно. Подходят остальные. Ощущения, что мы на высшей точке Европы, нет. Внизу ничего не видно, туман.

 

Коля быстро разворачивает флаг МЧС (поручение Турлова, который уехал на море), мы фотографируемся с ним и, пошатываясь от усталости, начинаем спускаться. Осторожно проходим траверс, спускаемся на перемычку. Навстречу идут представители разных народов – чехи, поляки, японцы, по уши в гортексе, связанные по двое трехметровыми концами. Зачем – я так и не поняла. Ну да ладно. На перемычке отдыхаем, проходим по тропе до склона, по которому катаются горнолыжники…и здесь напряжение отпускает, мы начинаем смеяться и балагурить. Саша Лебедев открывает сезон «жопслея» — садится на точку и едет вниз, слегка зарубаясь лыжной палкой. Правда, да него тут проехали многие – в снегу аж колея. Почти все раньше или позже принимают этот способ передвижения. До лагеря, оказывается, чертовски далеко – и как это мы утром столько проскочили? Спускаемся. Палатку у нас все же повалило, но не до конца. Садимся рядом, Вадим закуривает…и тут начинает валить снег, крупными мокрыми хлопьями, гремит гром, причем где-то внизу. Собираем рюкзаки и залезаем в палатку, которая печально обвисает под сугробами. Ждем около часа. Гроза уходит, но снег не кончается. Ловить больше нечего. Не повезло тем, кто вышел чуть позже нас – поймали этот снег наверху.  

Третья очередь канатки (кресельная) не работает. Мы спускаемся до станции «Мир» и уезжаем в кабинке вниз. В кабинке ребята встречают Гениуша, который, оказывается, водил японцев на гору тоже сегодня.

Внизу идет дождь, но нам пофигу – мы уже и так насквозь мокрые. Договариваемся с водилой «буханки», и он отвозит нас из Азау в наш лагерь. Ужин, сухие вещи…сон.

Кстати, романтика романтикой, но стоит отметить, что Эльбрус – это дорогое удовольствие. Сама гора стоит 250 руб. (как сбор за вход в национальный парк), подъемник – 70 рублей за каждую очередь (их три), причем и вверх, и вниз. Ну и плюс еще доехать надо.

Следующий день – день отдыха. Возвращается из больницы Умка. Сушимся, стираемся, обговариваем планы на завтра.

До поезда остается два дня. Саша Астахов и Коля предлагают сходить в ущелье Шхельда на Немецкие ночевки. Это, если верить столбу с указателями во дворе альплагеря, 7 часов ходу вверх. Идти никто, кроме меня, не соглашается. Остальные собираются в Терскол, на водопад Девичьи косы (видели фотку на КСП) или еще куда-то…в итоге они никуда не ушли, но об этом потом.

В ущелье достаточно сурово – ледник, закрытый камнями, как бы перегораживает стена Шхельды. Если не знаешь, что подальше ледник поворачивает налево, то охватывает ощущение  некоторой безнадежности. Но до погранзаставы (до ледника) идется весело: сосновый лес, малина, земляника и прочие радости. Перед самым ледником есть место, которое называется «Улыбка Шхельды» — река разделяется на два рукава и образует контуры улыбающегося рта. На этом почти полностью заканчивается зеленка, и дальше путь лежит вдоль осыпного склона, исполосованного камнями и селевыми потоками, по средней осыпи – не побежишь. Погода хмурится. Ребята дошли с нами до Улыбки, пофоткались и повернули назад. Мы доходим до подножия Шхельды (часа 4 ходу), до поворота ледника, находим самые нижние стоянки. Накрапывает дождь, поэтому дальше идти нет смысла, сверху машут руками две ничего себе девчонки из Питера (не мне, конечно, машут, мужикам), поэтому мы поднимаемся и ставим палатку под защитой большого камня. Раскладываемся, залезаем внутрь. Еле накрапывающий дождик превращается в ливень, который позволяет нам набрать в котелки воды со скатов палатки. Кипятим чай, чайник у Саши как раз на три кружки. Ставим еще, завариваем, разливаем. В этот момент раздается такой стук…страшный, в общем, стук. Это камни идут по склону в селевом потоке. Саша ставит кружку на коврик, выглядывает и сообщает: «Сель идет!» (метрах в 5 от нас). Коля высовывает голову из своего входа и кричит: «На нас идет!», выпинывает нас из палатки, мужики хватают ее и перетаскивают на безопасное место. Чай плавает внутри, мы насквозь мокрые, Коля еще распинывает соседок, заставляет переставить палатку. Помаленьку согреваемся, но напряжение спадает только тогда, когда кончается дождь.

Вечером погода подарила чуть-чуть солнышка – мы сфотографировали пик Щуровского и Шхельду, солнце на склонах ущелья и смогли детально осмотреть стоянку – вроде она достаточно безопасная. Люди, которые шли на подходы, на Немецкие и Верхнешхельдинские ночевки, судя по всему, залегли кто где. На морене на повороте ледника в монокуляр виден обелиск – память о погибших. Ужинаем гречкой, пьем чай, снизу поднимается туман, опять холодно. Залезаем в палатку,…и опять начинается дождь. Короче, заснуть нормально он нам так и не дал. Лежали, прислушивались, не  идут ли камни, не пора ли опять сваливать? Когда Саша храпит, очень похоже на сход селиJ. Заснули только под утро. Встали около 9 часов, быстренько схавали колбасу, щедро отвешенную завхозом, запили чайком, собрались и свалились вниз.

Толпа наша по такой погоде, естественно, никуда не ушла, сидела в лагере и посмеивалась над нами. Хотя если бы знали, впору было бы икру метать. Ледник и моренный склон выглядели как после войны – канавы, воронки, все разворошено. В общем, мощная была непогода, и хорошо, что мы из нее выбрались.

Просушиться до конца не удается. Вечером мы всей толпой идем наверх в шашлычку к Анжелике (это такая внушительная дама! Саша Астахов называет ее «Маркиза ангелов») и отмечаем окончание сезона шашлыками, хичинами, чебуреками – в общем, кто чем. Из напитков – вино и глинтвейн, но последний так щедро поперчен, что пить его откровенно тяжело. А как мы быстро едим! Полчаса – и еды как не бывало. Вот что значит яма желудка.

Две официантки, для которых мы за эти дни перешли в статус постоянных клиентов, не хотят нас отпускать, пока не потанцуем. Танцевать мы уже не можем, поэтому танцуют они – как-то интересно, по-своему, красиво поводя руками. Мы организуем сопровождение аплодисментами.  Я потом пробую повторить танец, получается плохо,…но все равно интересно.

Остаток вечера кумарно сидим или лежим, пытаемся петь под гитару в ожидании душа. Наступает время Х – 10 вечера, когда на час дают горячую воду, и тут выясняется, что свободные номера (в которых принимают душ «безномерные») уже все обещаны. Потом один номер нам все же выделяют, и мы умудряемся сполоснуться за час аж ввосьмером.

Утром – сборы, уборка комнаты, прощание с Магометом, дорога до Невинномысска (очень длинная). Довезли нас часа в 4 дня, а поезд был ближе к полуночи. Погуляли по Невинке, закупили продуктов, поели фруктов. Поезда еле дождались – так задолбало сидеть на этом вокзале. Погрузились. Сразу видно, что этот поезд не туристско-альпинистский (он шел из Кисловодска). Проводники там даже и не слышали о такой штуке как «комплект белья на двоих», и выдавать отказались, более того, заставили Колю написать записку начальнику поезда с объяснением, почему мы не берем бельеJ.

Ехали мы транзитом через Украину, поэтому гулять на станциях не выпускали. Хорошо хоть день был пасмурный, и в вагоне не парило. Выпустили нас только в Харькове. А еще проверяли 4 раза документы – когда проезжали через границу, сначала свои, потом хохляцкие погранцы, и наоборот.

В Москву приехали утром, сдали рюкзаки и завалились к Дэну. Горячая вода без ограничения и тушеная картошка…супер просто. Дэнову комнату Саша Астахов обозвал «Приютом 11» (нас было как раз столько). Потом все разбрелись по своим делам, и встретились только у марийского поезда.

Дома нас встречала толпа, и даже с цветамиJ. Классно, блин! Если бы не Умкина травма, это были бы совсем суперские сборы, но и с ней все было неплохо, потому что она не слишком серьезная. В общем, множество обстоятельств сложились в нашу пользу, и – оп! – летний отдых удался, да здравствует альпинизм, лучший способ перезимовать лето!!!!!!

ЕЖ, 19 августа 2005 года.

Воскресенье, Октябрь 1st, 2006 в 1:41 и находится в категории Альпинизм. Вы можете оставить комментарий или трэкбэк на своем сайте.


( ! ) Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/h17667/data/www/alpica.info/wp-includes/class-wp-comment-query.php on line 405
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0002407264{main}( ).../index.php:0
20.0003409064require( '/home/h17667/data/www/alpica.info/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
30.128923001320require_once( '/home/h17667/data/www/alpica.info/wp-includes/template-loader.php' ).../wp-blog-header.php:19
40.130123041440include( '/home/h17667/data/www/alpica.info/wp-content/themes/alpica/single.php' ).../template-loader.php:75
50.144223548184comments_template( ).../single.php:109
60.144823456512WP_Comment_Query->__construct( ).../comment-template.php:1366
70.144823456512WP_Comment_Query->query( ).../class-wp-comment-query.php:307
80.144823456512WP_Comment_Query->get_comments( ).../class-wp-comment-query.php:345


1 комментарий to “ДЛИННАЯ ЛЕТОПИСЬ СБОРОВ 2005 ГОДА. ШХЕЛЬДА.”

  1. Ну и объем, даже читать устал:)

    ruka

Оставить комментарий